Курсы валют ( )
USD: 66.88 р. 100 JPY: 60.41 р.
EUR: 76.18 р. 10 CNY: 97.19 р.
Индексы ( )

|

Finam

Новости finance.comon.ru

LentaInformNews

Охота на Сокола

03 Апреля 2018, 17:34 | Приморье

Как следственные органы «раскрутили» заурядное экономическое правонарушение до уголовного преступления международного масштаба

 

Судебный процесс по делу бывшего соучредителя Владивостокского Завода-179 Петра СОКОЛА, бухгалтера этого предприятия Елены БЕЛЯКОВОЙ, работавшей по совместительству, и Станислава СКОПЦОВА, обвиняемых в мошенничестве в особо крупном размере, обречен попасть в анналы приморского правосудия.

Во-первых, из-за длительности судебных слушаний, растянувшихся на два с половиной года. Хотя судебные процессы бывают и более затяжные. Во-вторых, из-за приговора, который, как считает защитник одного из обвиняемых, вынесен необъективно. По его словам, судья Ленинского районного суда Оксана КРАСЬКО в своем решении руководствовалась документами следствия, не сумевшего (или не захотевшего) докопаться до истины и расставить все точки над «i» в данном уголовном деле.

Чтобы разогнать туман и ликвидировать белые пятна в этой истории, корреспондент Деловой газеты «Золотой Рог» провел собственное расследование. Имена и фамилии некоторых персонажей изменены.

Заказ выполнен, претензий нет

История Владивостокского ООО «Завод-179» начинается в 97-м году. Но напрасно искать цеха, корпуса и складские помещения этого предприятия на территории краевого центра. Все его основные средства, шкафы для документов, несколько столов и стульев, умещалось в 3-4 арендованных комнатах в офисном здании на улице Ялтинской, 5. Компанию основала группа товарищей и Владимир КОВАЛЬЧУК, который стал ее генеральным директором. В 2006 году состав учредителей фирмы поменялся, в него вошли сотрудники, можно сказать, ветераны этого предприятия, Петр Сокол и Роман ОСТАТНИЧЕНКО.

И хотя формально завод был «номерным», но никакого отношения к Министерству обороны РФ он не имел. До тех пор, пока не получил лицензию на ремонт военных кораблей, а также гражданских судов. В реальности компания Ковальчука ничего не производила и не ремонтировала, она была посредником между заказчиком и субподрядчиком, отечественными предприятиями, которые непосредственно занимались выполнением заказов. Один из субподрядчиков, выполнявших судоремонтные работы, находился на Сахалине.

За посредничество Завод-179 имел свой процент, что законом не запрещалось. Первоначальные заказы были небольшие, на 8-12 млн рублей. В 2010 году Завод заключил контракт с ОАО «Гидроэлектромонтаж» на прокладку электрического кабеля на  220 кВ через пролив Босфор Восточный на остров Русский.

Этот заказ на 200 с лишним млн рублей принес подрядчику хорошие дивиденды. На заработанные деньги предприятие приобрело катер, моторные лодки, плашкоут, японские экскаваторы, автокран, погрузчик, автомобили и оборудование, необходимое для работы под водой. В том числе и видеоаппаратуру для подводной съемки. Процесс и качество подводной укладки кабеля контролировала японская фирма «Марубени». Работы по данному контракту были выполнены полностью, претензий от Заказчика не было...

Состав преступления отсутствует

В 2012 году Ковальчук и Остатниченко захотели выйти из состава учредителей и предложили Соколу возглавить компанию. При этом Остатниченко, на тот момент он тяжело болел, потребовал выходное пособие в размере 10 млн рублей, а также попросил выплачивать его семье ежемесячно по 300 тысяч рублей. На таких же условиях захотел уйти и Ковальчук.

Сокол воспротивился, мол, зачем сейчас уходить и вытаскивать деньги из бюджета фирмы, когда сформирована команда из опытных специалистов, и начинается настоящая работа. Впереди были контракты по очистке бухты Труда на острове Русском, прокладка подводного трубопровода через пролив Босфор Восточный и другие. Кроме того, нет гарантии, что у Завода и в дальнейшем будут дорогостоящие контракты, чтобы с них платить огромные дивиденды. Но его возражения не были приняты. Вместо конструктивного решения проблемы, Ковальчук и Остатниченко стали настаивать на продаже имущества компании и на разделе вырученных средств.

Не станем уточнять, какая кошка, черная или белая, пробежала между бывшими компаньонами, проработавшими вместе больше десяти лет, но их добрым отношениям пришел конец. Не зря в народе говорят, где деньги, там дружбы нет.

Сокол хотел развивать предприятие, но его уволили якобы за прогулы. Хотя в эти дни, когда его действительно не было на работе, он летал в Белоруссию на похороны отца, и на Заводе все об этом знали. Петр Федорович, будучи одним из учредителей компании, попросил свою долю от всех активов предприятия, это 33,33% акций компании. Его послали на все четыре стороны. После чего появилось заявление в полицию, в котором Ковальчук утверждал, что Сокол вместе с бухгалтером Беляковой, которая работала по совместительству, якобы украли у фирмы 200 млн рублей. То есть, увели всю сумму контракта с ОАО «Гидроэлектромонтаж».

Это заявление иначе как оговором назвать нельзя. Следствие установило, что из 200 млн контрактных рублей, налог на прибыль «съел» 20 млн, плюс 30 млн «забрал» НДС, на 60 млн рублей было куплено водолазного оборудования. Эти расходы подтверждены документально. Сюда же надо добавить немалую заработную плату сотрудников Завода. Операторы тяжелой техники получали ежемесячно до 80 тысяч рублей, водолазы - до 100 тысяч рублей, их непосредственный начальник – больше 100 тысяч. И все это в конвертах, то есть без уплаты подоходного налога. Позже этот факт подтвердят на суде свидетели. Что тут можно сказать, тяжелая работа должна хорошо оплачиваться. Водолазам и операторам было все равно, заплатил работодатель налоги или нет. 

Как позже установит следствие, за период работы по прокладке кабеля с сентября 2010 года по май 2012 года Завод-179 израсходовал наличных денежных средств на ремонт, снабжение и заработную плату более 100 млн рублей.

У следователя следственного отдела УМВД по городу Владивостоку были хорошие отношения с логикой и математикой, он не нашел состава преступления в работе Сокола и Беляковой. И отказал Ковальчуку в возбуждении уголовного дела.

По две тысячи за регистрацию

Следующий выпад против Сокола и Беляковой сделал Остатниченко. В мае 2013 года он обратился с аналогичным заявлением в Следственный отдел по Ленинскому району Владивостока. И только в сентябре было возбуждено уголовное дело №2119212 по факту «мошенничества в особо крупном размере» (часть 4 ст. 159 УК РФ). В декабре прошли  обыски в квартирах у Сокола и Беляковой. У бухгалтера также был обыск на даче. Обыски оказались пустышкой. В марте 2014-го Сокола взяли под стражу и закрыли в СИЗО-1, где он просидел 11 месяцев, и еще месяц под домашним арестом. Хотя не скрывался от следствия и никуда не собирался уезжать. Летом этого же года Беляковой изменили статус свидетеля на подозреваемую, а следователь КУКСОВ, который вел это дело, пошел на повышение и стал именоваться «следователем по особо важным делам». Чтобы найти «похищенные» деньги, он развел бурную деятельность: привлек финансовый мониторинг, разослал запросы во все банки, даже задействовал Интерпол, только зачем - непонятно. За почти два года, что длилось следствие, он «родил» несколько томов уголовного дела, набитых ксерокопиями несущественных документов и прочей макулатурой. Но собрать доказательную базу так и не смог. Допросы, обыски, незаконно организованные слежка и прослушка телефонных переговоров не принесли никаких результатов.

Потом был суд, растянувшийся до 31 января 2018 года. И закончившийся почти сенсационно. По приговору суда Скопцов получил 3,5 года условно, Белякова - 5 лет условно, Сокол - 7,5 лет реального лишения свободы.

При этом в обвинительном заключении отсутствовали объективные доказательства вины подсудимых. Все обвинение было построено на голословных показаниях Ковальчука и Остатниченко, утверждавших, что деньги, перечисленные на подставные фирмы: ООО «ТрансГрупп», ООО «Объединение Регистрация» и ООО «ТехноПрофиль», были обналичены и похищены Соколом и Беляковой.

Но, как установило следствие, эти компании были открыты родственницей Станислава Скопцова, третьего фигуранта уголовного дела. Он не работал на Заводе-179, с первыми лицами предприятия его познакомил приятель, бригадир водолазов. Все три фирмы были  оформлены на асоциальных граждан, не трудоустроенных алкоголиков. На суде эти люди подтвердили, что им дали по 2 тысячи рублей за регистрацию предприятий на их имя.

Что похитили «мошенники»?

По большому счету, Скопцов получил срок, пусть и условный, из-за своей трусости. Он написал явку с повинной и признал, что обналичивал деньги, поступающие на расчетные счета вышеназванных компаний. Не исключено, что на волну «честности и раскаяния» его настроил адвокат, мол, ты признайся, и тебе это зачтется. (Как известно, так оно и случилось. Прим.авт.) Кстати, на суде Скопцов рассказал, что подписывал чистые бланки протоколов, которые ему подсовывал следователь.

По словам обвиняемого, он знал, что эти фирмы созданы, чтобы уходить от налогов. Но обналичивание денег – это не преступление. Уход от налогов – да. Только Скопцов от налогов не уходил. Его использовали нечестные на руку люди, и не безвозмездно.

На суде Станислав заявил, что «оказывал содействие в совершении преступления» своим подельникам, то есть Соколу и Беляковой. В то же время бухгалтер Белякова утверждала, что не была знакома с этим человеком. И на судебном заседании мужчина подтвердил ее слова. А на вопрос Беляковой, каким образом вы мне помогали, Скопцов простодушно ответил, что он так думал. И суд принял во внимание его, ничем не подкрепленные, умозаключения. Выбрав из многотомного уголовного дела только те эпизоды и фрагменты, которые можно было бы трактовать не в пользу Сокола и Беляковой, не признавших своей вины.

Так, если верить приговору, единственным материальным доказательством «преступления», совершенного подсудимыми, стали платежные поручения, по которым деньги «ушли» с расчетного счета Завода. Но, платежные поручения - это всего лишь поручение банку на перечисление денег, которых может и не быть на расчетном счете юридического лица. Более того, ни следствие, ни суд не установили наличие денежных средств на расчетном счете ООО «Завод-179», с которого они якобы были похищены. Отсюда вопрос, что тогда похитили «мошенники»? Но это еще не все!

Важные улики суд не заметил

В материалах уголовного дела нет документов, свидетельствующих о недостаче материальных ценностей у ООО «Завод-179», также отсутствуют справка об ущербе, результаты бухгалтерской, финансовой, аудиторской проверки и экспертизы, которые подтвердили бы факт хищения денег. Что указывает на отсутствие состава преступления, инкриминируемого Петру Соколу и Елене Беляковой.

Зато в изобилии финансовые документы предприятия, в том числе, банковские счета, распоряжения об оплате актов выполненных работ, счета-фактуры по договорам подряда с фирмами, через которые якобы производилось обналичивание, приказы о приеме на работу и увольнении, и т.д., собственноручно подписанные Владимиром Ковальчуком. Поскольку только у него было единоличное право подписи банковских и финансовых документов, в соответствии с Уставом ООО «Завод-179». Без его распоряжения, скрепленного подписью и печатью, бухгалтер Белякова не могла провести ни одной финансовой операции.

Поэтому заявления генерального директора ООО «Завод-179» о том, что он ничего не знал, не видел, не слышал, что его подставили, что к нему втерлись в доверие и ввели в заблуждение, вызывают большое сомнение. Так, согласно показаниям Ковальчука, он случайно узнал о существовании трех вышеназванных организаций, которые выполняли заказы «Завода-179», и через которые обналичивались денежные средства.

Между тем, в уголовном деле 60 актов на оплату выполненных работ с подписью гражданина Ковальчука, в том числе и акты по контрактам с ООО «ТрансГрупп», ООО «Объединение Регистрация», ООО «ТехноПрофиль».

Почерковедческая экспертиза, выполненная специалистами УМВД России по Приморскому краю, подтвердила подлинность подписи Ковальчука. Но, ни следствие, ни суд почему-то не заметили этой важной улики. Более того, следователь с маниакальным упорством утверждал, что это Сокол изготовил документы с поддельными  подписями.

Кстати, свидетели из числа сотрудников ООО «Завод-179», заявляли на следствии, что заработную плату по 40, 50, 70 и 100 тысяч рублей и более им ежемесячно выдавали не Сокол и не Белякова, а господин Остатниченко, правая рука гендиректора предприятия. Который получал до 200 тысяч рублей в месяц из обналиченных денежных средств. Хотя на следствии заявлял, что больше 20 «штук» в месяц не получал. 

Приговор - наказание за несговорчивость

Дальше - больше. Налоговая инспекция, проверявшая деятельность «Завода-179», и, в частности, взаимоотношения с компаниями «ТрансГрупп», «Объединение Регистрация» и «ТехноПрофиль», нашла налоговые нарушения и выписала штраф на 50 млн рублей. Как было записано в акте проверки, именно Ковальчук, как гендиректор предприятия, несет полную ответственность за заключенные сделки. И, прежде чем ставить подпись на документах, ему надо было удостовериться в существовании той или иной фирмы, а также проверить ее деловую репутацию. Но, если этого не сделано, то это уже проблемы гендиректора, а не его подчиненных.

По факту фискальный орган четко определил, кто есть «ху», и что это не уголовное преступление, как трактовал следователь следственного управления, а заурядное налоговое правонарушение.

Но суд не приобщил к материалам дела этот важный документ, как ходатайствовали Сокол и его защитник. Если бы это было сделано, то уголовное дело, двухлетний труд следователя Куксова, можно было бы выбросить в корзину...

Как полагает Петр Сокол, суровый приговор - это ему наказание за несговорчивость. И за жалобы во всевозможные инстанции, в которых он пытался рассказать о предвзятости и  ненадлежащем качестве следствия. Разбирательство его обращений затягивало рассмотрение уголовного дела судом. Это не могло понравиться судье, над которой дамокловым мечом висел срок судебного разбирательства...

Пока шло следствие, и тянулся судебный процесс, два фигуранта этой истории, организовавших охоту на Сокола, отошли в мир иной. Еще у одного обнаружили онкологическое заболевание. Следователь Куксов, а также один из заместителей руководителя Су СК России по ПК, активно помогавший следствию в разоблачении «мошенников», уволены из Следственного комитета. Как говорится, бог - не фраер, он все видит. Что касается Петра Сокола, то он дожидается ответа на апелляционную жалобу в СИЗО-1. Сокол еще верит, что справедливость в России есть.

Остается добавить, что решением Арбитражного суда Приморского края от 27 января 2016 года ООО «Завод-179» признано банкротом, после чего открыта процедура конкурсного производства, которая длится по сей день. Конкурсным управляющим утвержден Павел Юрьевич МОСКАЛЕНКО.

ВАЖНО

Из ходатайства П.М. Москаленко к судье Ленинского районного суда Владивостока О.А.Красько:

- На основании банковских и финансовых документов, материалов и акта налоговой проверки, решений арбитражных судов, имеющихся в моем распоряжении, я могу сделать вывод, что в ООО «Завод-179» под руководством генерального директора Ковальчук В.Л. в период с 2010 года по 2015 год регулярно и систематически занимались обналичиванием денежных средств с целью снижения налогооблагаемой базы и выплат высоких заработных плат в конвертах. А также оплат наличными сменно-запасных частей, горюче-смазочных материалов, оборудования и прочего.

Справка об ущербе и иные документы, подтверждающие факт хищения в ООО «Завод-179» в материалах дела и в документах, имеющихся в распоряжении конкурсного управляющего, отсутствуют. В материалах дела имеются только лишь документы и показания свидетелей, подтверждающие факт уклонения от уплаты налогов.

Считаю необходимым вернуть дело прокурору для переквалификации состава преступления из ч. 4 ст.159 в п. «б», ч.2 ст.199 УК РФ или прекращения уголовного преследования.

Ходатайство было подписано 22 января 2018 года. Конкурсный управляющий просил этот документ приобщить к материалам судебного следствия. Но его не услышали: 31 января судья огласила приговор.

Сергей КОЖИН.

Газета "Золотой Рог", Владивосток.

Автор:




Новости тематики





Новости раздела








Комментарии

  • Неватник17:59, 03.04.2018#

    Очередная хорошая и нужная статья. Журналистам респект!

  • Неватник18:01, 03.04.2018#

    Я бы на месте местных властей учредил Премию за лучшую и актуальную статью и за лучшее журналистское расследование. НО . . . Только чтоб народ решал!

  • Правила пользования функцией «Комментарии» на сайте Zrpress.Ru
  • Запрещается:
    1. Нецензурная брань.
    2. Личные оскорбления в любом виде.
    3. Высказывания расистского толка, призывы к свержению власти насильственным путем, разжигание межнациональной розни.
    4. Проявления религиозной, расовой, половой и прочей нетерпимости или дискриминации.
    5. Публикация сообщений, наносящих моральный или любой другой урон любому лицу (юридическому или физическому).
    6. Использовать в имени (нике) адреса веб-сайтов, грубые и нецензурные выражения.
    7. Совершать любые попытки нарушения нормальной работы функции «Комментарии» и сайта.
    8. Осуществление прямой рекламы в сообщениях.
    9. Помещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, а также нечестные приемы ведения дискуссий.
    10. Мнения авторов комментариев может не совпадать с мнение авторов материалов и администраторов сайта. Администраторы имеют право удалить, отредактировать, перенести или закрыть любое ваше сообщение в любое время по своему усмотрению. Оставляя сообщение в «Комментариях», будьте взаимно вежливы и культурны, старайтесь не нарушать установленный порядок.

 

Авторизация:


Анонимно
Авторизовано
E-mail:
Пароль:
Loading...

MarketGidNews