Курсы валют ( )
USD: 63.83 р. 100 JPY: 59.16 р.
EUR: 70.67 р. 10 CNY: 90.35 р.
Индексы ( )

|

Finam

Новости finance.comon.ru

LentaInformNews

Виталий Номоконов: борьба с коррупцией смахивает на ее имитацию

01 Января 1996, 00:00 | Дальний Восток

В борьбе с коррупцией побеждает коррупция, признал Президент РФ Дмитрий МЕДВЕДЕВ на прошлой неделе на заседании Совета законодателей. «Пока никаких значимых успехов в борьбе с коррупцией я отметить не могу», - заявил глава государства.

В причинах безуспешности кампании обозреватель «ЗР» попросил помочь разобраться руководителя Владивостокского центра по изучению организованной преступности при Юридическом институте ДВГУ профессора Виталия НОМОКОНОВА.

- Какова ситуация с коррупцией в России в целом и у нас в регионе?

- Положа руку на сердце, я вынужден признать, что, несмотря на усилия президента, борьба с коррупцией вязнет в рутине и все ограничивается имитацией борьбы. Хотя по официальным данным количество преступлений коррупционной направленности на Дальнем Востоке, в Приморском крае, сократилось. Что само по себе весьма удивительно. Поскольку по исследованиям социологов, по опросам общественного мнения коррупция весьма высока. Так что объяснение официальным цифрам я вижу лишь в том, что уменьшилась активность правоохранительных органов.

- Президент тоже отметил, что «общее количество такого рода преступных деяний в десять, сотни раз больше того, что выявляется. Это только вершина айсберга». Какие тенденции в борьбе с коррупцией вы бы отметили?

- Сейчас активизировалась работа по взяткодателям. Например, так называемые «гаишные» дела, когда водитель предлагает автоинспектору «уладить проблему на месте». Водителя задерживают и вменяют покушение на дачу взятки, и правоохранительные органы ставят «галочку» в графе «коррупционные дела». А вот ВИП-персоны фактически находятся в списке неприкасаемых. Например, недавно следователи направили в суд известное дело по контрабанде. Но из 36 фигурантов лишь чуть более десятка оказались на скамье подсудимых, причем самые незначительные фигуры. Правоохранительная система бьет по низам, в лучшем случае - по среднему звену. А организаторы, «мозговые центры» пока неуязвимы.

- Россия подписала в 2003 г. «Конвенцию ООН против коррупции», посвященную выработке мер по борьбе с коррупцией. Почему это не помогло улучшить ситуацию?

- Россия действительно ратифицировала Конвенцию. Однако предусмотренные ею реальные меры пока так и не предприняты у нас в стране. Например, в Конвенции есть понятие «неосновательное обогащение», но оно так и не введено в наше уголовное законодательство.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее...

- Речь идет об имуществе, происхождение которого чиновник не может разумным образом объяснить. Скажем, приобрел он недвижимость, но убедительно показать, на какие деньги, не способен. В таком случае государство вначале накладывает арест, а затем конфискует это имущество. У нас же конфискация существует в законодательстве не в системе наказаний, а в таком извращенном виде, что она мало к кому реально применима. Складывается впечатление, что «верхушка» озабочена лишь одним - как бы создать видимость борьбы, ничего при этом по существу не меняя. Даже объективная информация нередко скрывается.

В декабре 2008 г. международные эксперты «ГРЕКО», около 100 человек, проведя анализ коррупции в России, представили свой доклад и прямо на титульном листе поставили примечание «для публикации». Я это видел собственными глазами. Но после перевода на русский, эта пометка вдруг трансформировалась в совершенно противоположное - «конфиденциально». Так что доклад, кроме экспертов, практически никто и не видел.

- В апреле президент утвердил Национальную стратегию противодействия коррупции и Национальный план противодействия коррупции на 2010-2011 годы. Они не работают?

- К сожалению, документы носят самый общий характер. Это, по большому счету, лишь декларации. Правда, новый Национальный план противодействия коррупции все же содержит целый набор конкретных действий антикоррупционной направленности. Однако в целом этой деятельности недостает системности: нужна мощная государственная программа с прописанным финансированием, ресурсным, организационным, кадровым обеспечением. Пока мы видим лишь «протоколы о намерениях».

Поразительно, но ни в одном документе ни слова об организованной преступности. А ведь по оценкам экспертов, львиную долю коррупционных преступлений, около 70%, совершает именно организованная преступность. Более того, с сентября 2008 г. в системе МВД вообще ликвидированы структуры, специализировавшиеся на борьбе с организованным криминалом. Это весьма печально и в то же время симптоматично.

- А законодательство наше учитывает организованную преступность?

- Лишь фрагментарно. В 2006 г. в Уголовном кодексе появилась новая 210-я статья - организация преступного сообщества. Она предусматривает ответственность за создание преступного сообщества и за участие в нем. А ведь специалисты разработали специальный законопроект «О борьбе с организованной преступностью». Предусмотренные в нем меры носят комплексный, пакетный характер. На него дали положительное заключение все специалисты и правоохранительные органы страны. Однако этот закон застрял где-то в кабинетных дебрях чиновников. Возможно, законопроект «похоронили» из-за того, что он создал бы значительные проблемы для власть предержащих. Например, в нем предусматривалось снижение иммунитета у ВИП-персон. Предполагалось ввести гласный административный надзор за участниками ОПГ, то есть человека, попавшего в поле зрения правоохранительных органов как члена ОПГ, уведомляли бы о том, что он попал в разработку правоохранительных органов.

- Но разве это не стало бы помехой следствию?

- Этим сейчас и объясняется скрытость расследования. Но опыт таких стран, как Япония, Литва и других, показывает, что подобное уведомление и иные правоограничения - достаточно эффективная профилактическая мера.

- На ваш взгляд, что для борьбы с коррупцией нужно сделать в первую очередь?

- Во-первых, необходимо модернизировать и конкретизировать само понятие коррупции. Сейчас оно не охватывает весь спектр коррупции. Например, не предусматривает оказание услуг нематериального характера, скажем, такие как сексуальные услуги, решение кадровых вопросов. То есть то, что в международном законодательстве называют «иные выгоды неимущественного характера».

Во-вторых, нужно создать региональные и государственные уполномоченные органы по координации антикоррупционной деятельности. Это, кстати, предусмотрено Конвенцией ООН. Но Россия до сих пор такого органа не имеет, почему-то полагая, что с этой функцией должна справляться прокуратура. Но прокуратура выполняет другие задачи - координирует работу правоохранительных органов. Правда, в регионах и в Центре созданы различные советы и комиссии по противодействию коррупции. Но это совещательные органы. А нужен полномочный орган. Как говорят в Одессе, это две большие разницы.

В-третьих, нужно вернуть конфискацию имущества как меру наказания. В том виде, как это и было в Уголовном кодексе.

В-четвертых, требуется введение ряда статей, предусмотренных Конвенцией ООН от 2003 г., таких как «неосновательное обогащение» и некоторые другие. Конечно же, необходимо ограничить особый порядок привлечения к уголовной ответственности ВИП-персон. Ни в одной стране нет таких подобных ограничений, как в России.

- Как вы оцениваете перспективы России в борьбе с коррупцией?

- Оснований для оптимизма пока не вижу. У меня есть лишь слабая надежда, основанная на том, что президент поднимает эту тему. Николай ЗЛОБИН, известный политолог, полагает, что коррупция и отсутствие верховенства закона делают режимы преступными: «Главная задача любого президента заключается в том, чтобы обеспечить честность власти, добиться того, что каждый чиновник, который является представителем этой власти, был честен и законопослушен. Нечестный чиновник сразу делает в широком общественном мнении нечестным и самого президента, подрывая его легитимность или вызывая сомнения в искренности мотивации при принятии тех или иных решений и, естественно, в неспособности очистить свой аппарат от коррупционеров. Такой чиновник является прямым государственным врагом президента, наносящим огромный политический вред».

Для реальной борьбы с коррупцией осталось реализовать политическую волю, невзирая на лица и статусы.

Автор:
Теги:




Новости тематики





Новости раздела








Комментарии

  • Правила пользования функцией «Комментарии» на сайте Zrpress.Ru
  • Запрещается:
    1. Нецензурная брань.
    2. Личные оскорбления в любом виде.
    3. Высказывания расистского толка, призывы к свержению власти насильственным путем, разжигание межнациональной розни.
    4. Проявления религиозной, расовой, половой и прочей нетерпимости или дискриминации.
    5. Публикация сообщений, наносящих моральный или любой другой урон любому лицу (юридическому или физическому).
    6. Использовать в имени (нике) адреса веб-сайтов, грубые и нецензурные выражения.
    7. Совершать любые попытки нарушения нормальной работы функции «Комментарии» и сайта.
    8. Осуществление прямой рекламы в сообщениях.
    9. Помещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, а также нечестные приемы ведения дискуссий.
    10. Мнения авторов комментариев может не совпадать с мнение авторов материалов и администраторов сайта. Администраторы имеют право удалить, отредактировать, перенести или закрыть любое ваше сообщение в любое время по своему усмотрению. Оставляя сообщение в «Комментариях», будьте взаимно вежливы и культурны, старайтесь не нарушать установленный порядок.

 

Авторизация:


Анонимно
Авторизовано
E-mail:
Пароль:
Loading...

MarketGidNews