Курсы валют ( )
USD: 63.81 р. 100 JPY: 58.61 р.
EUR: 70.72 р. 10 CNY: 90.61 р.
Индексы ( )

|

Finam

Новости finance.comon.ru

LentaInformNews

Расписание на завтрашний день

01 Января 1996, 00:00 | Дальний Восток

Проводя в начале июля 2010 года совещание в Хабаровске по вопросам развития дальневосточных территорий, Президент России Дмитрий МЕДВЕДЕВ почти целиком посвятил его открытую часть перспективам взаимодействия восточных регионов России и стран АТР, предполагая, что именно оно является ключом к развитию не только Дальнего Востока, но и всей страны.

Задавшись целью детального изучения состояния сотрудничества с соседями по АТР, его перспектив и возможных выгод для РФ, "ДК" пригласил к разработке темы сотрудников Института экономических исследований ДВО РАН, изучающих развитие экономик стран АТР, – кандидата экономических наук Дениса СУСЛОВА и кандидата экономических наук Владимира КУЧЕРЯВЕНКО, а также использовал статистические данные, предоставленные Ассоциацией межрегионального сотрудничества "Дальний Восток и Забайкалье". Выяснилось, что все последние годы экономика Дальневосточного региона наиболее тесно связана с крупнейшими экономиками Северо-Восточной Азии – Китаем, Японией и Республикой Корея. На долю этих стран в 2008 году приходилось около 80% внешнеторгового оборота Дальнего Востока. А потому и наш информационный интерес ограничен сотрудничеством с этими странами.

С Поднебесной пойдешь – в зависимость попадешь

Современная история развития российско-китайских отношений на Дальнем Востоке берет свое начало в 1991 году, когда Указом Президента России "О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР" были сняты последние ограничения на выход российских предприятий на внешний рынок. Результатом стал резкий рост количества участников внешнеэкономической деятельности, а также объемов торговли, в особенности на сопредельных территориях. По некоторым оценкам, в этот период торгово-экономические связи с КНР поддерживали около 1300 предприятий, фирм и компаний.

Вышедшие из эпохи одноцветного дефицита дальневосточники вместе со всей страной одевались и обувались в красочные, хотя и некачественные китайские шмотки. Многие помнят рожденную характерами той эпохи веселую песню группы "Дюна" с припевом: "рубашка, майка, трусы – до чего хоросы". В том же массовом порядке поглощались и продукты питания, завезенные из КНР. В итоге такой приграничной интеграции доля китайских товаров, доставляемых из приграничных провинций, на внутренних рынках дальневосточных территорий России стала подавляющей, что не замедлило сказаться и на показателях внешней торговли. В 1993 году доля Китая во внешнеторговом обороте Еврейской автономной области составляла 94,6%, Амурской области – 92%, в Хабаровском и Приморском краях – около 48%.

Директор Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, доктор исторических наук Виктор ЛАРИН в работе "Китай и Дальний Восток России в первой половине 90-х: проблемы регионального взаимодействия" отмечает, что наши компании вели дела с китайцами, "нещадно конкурируя между собой, сбивая цены, уходя от налогов и нанося реальный ущерб экономике Дальнего Востока в целом". Преимущественной формой расчетов в то время стал бартер. Китайцы брали сырье, обменивая его на еду и тряпки. При этом их российские партнеры, получая товар не за деньги, занижали его таможенную стоимость, что позволяло быстро реализовывать товары на внутреннем рынке. В это время доля бартера в экспорте дальневосточных регионов в КНР составляла до 70%, а в импорте – более 90%.

Эксперты отмечают существовавший разрыв между объемами зарегистрированной и реальной коммерческой деятельности, созданный почти бесконтрольной деятельностью "челноков", возивших мелкооптовые партии товаров через границу под видом "личных нужд". Оценочно, на долю "челночной торговли" приходилось до 15% двустороннего оборота, при этом в импорте продовольствия доля "личных нужд" составляла до 50%.

В целом же темпы роста товарооборота Дальнего Востока и КНР в период с 1990 по 2000 год предположительно в 2-3 раза превышали показатели увеличения внешнего оборота с другими странами. Даже по официальным статистическим данным, Китай стал одним из крупнейших внешнеторговых партнеров российского Дальнего Востока. В 1992 году ему принадлежало 27,3% общего объема дальневосточного экспорта и 47,5% импорта. К 2001 году КНР стала крупнейшим экспортером с долей 36,9%, снизив при этом свою долю в импорте до 16,2%. Однако к началу 2009 года ситуация вновь поменялась. Доля КНР в дальневосточном экспорте снизилась до 12,3%, а в импорте выросла до 36,2%. По данным Ассоциации "Дальний Восток и Забайкалье", в первой половине 2010 года Китай по стоимости потребленного экспорта из дальневосточных регионов занял третье место после Японии и Республики Корея, с долей в 19,6%. Зато его доля в импорте составила 48,6%, что значительно больше показателей других стран – идущая на 2-м месте Япония имеет только 10,3%.

Сотрудничество Дальнего Востока с КНР в новом веке началось с поставок в Поднебесную высокотехнологичной машинотехнической продукции, доля которой в общем объеме экспорта макрорегиона еще в 2001 году составляла 70%. Однако уже в 2005 году эта статья уменьшилась до 3%, в 2008 году она заняла долю в 2,4% и до сих пор находится в рамках "статистической погрешности". По времени период спада совпадает с окончанием в 2004 году выполнения экспортного контракта КнААПО по поставке для нужд китайской армии 24 истребителей марки "Су-30МК2". С тех пор экспорт дальневосточных территорий России обрел монопродуктовый характер, ограничившись поставками сырья.

На протяжении последних лет определяющими товарами в экспорте являются нефть, лес и рыба. Вместе с тем, из Китая на Дальний Восток завозится все больше продукции машиностроения. По данным ИЭИ ДВО РАН, с 2000 по 2008 год объем импорта машинотехнической продукции инвестиционного назначения увеличился в 55 раз. В 2009 году импорт продукции машиностроения занял первое место в поставках из КНР. И сегодня машины, оборудование, транспортные средства занимают лидирующие позиции в объемах импорта, успешно конкурируя с поставками товаров народного потребления.

Сотрудничество, или Развитие северных провинций

Китай является лидером по количеству создаваемых на Дальнем Востоке предприятий с иностранным капиталом. Однако его доля в общем объеме привлеченных на Дальний Восток и Забайкалье иностранных вложений в 2009 году составила только 1%. Основными видами деятельности, в которые идут китайские инвестиции, являются оптовая и розничная торговля, общественное питание, мелкие производства по добыче и первичной переработке древесины.

Пока регионы ДФО и приграничных провинций КНР больше выступают как конкуренты за инвестиции третьих стран и более развитых территорий Китая. Власти северо-восточных провинций стараются представить близость к российскому рынку и ресурсам в качестве своего конкурентного преимущества в целях привлечения в собственную экономику капиталов из южных и приморских провинций, а также Гонконга. Кроме того, власти приграничных районов Китая не заинтересованы и в масштабном допуске компаний из этих регионов на дальневосточный рынок. Дело в том, что значительная доля экспортируемых в дальневосточный район России китайских товаров производится на развитом юге соседней страны, а предприниматели северо-востока лишь успешно перепродают их российским коллегам, получая довольно легкие деньги.

В КНР принят государственный план возрождения экономик северо-восточного Китая, в котором использованию "российского фактора" отводится ключевая роль. Прежде всего, речь идет о возможностях использования природных ресурсов приграничных территорий России, что нашло свое отражение в одобренной 23 сентября 2009 года руководителями России и КНР программе сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-востока КНР на 2009-2018 годы. Содержание программы вполне согласуется с планом возрождения приграничных провинций КНР.

Изучив документ, эксперты ИЭИ ДВО РАН пришли к выводу, что он основан на китайских инициативах и, по сути, закрепляет отношения поставщика ресурсов и их переработчика между регионами Сибири и Дальнего Востока и Северо-востока Китая. В России предполагается организация производства первичной или средней степени переработки. А в КНР возникнут новые мебельные фабрики, заводы по производству бытовой техники, автомобилей и оборудования. Изучая перечень проектов, являющийся неотъемлемой частью программы, можно также сделать вывод, что китайские партнеры намерены использовать и достижения российской науки. Так, в провинции Ляолин намечено создание китайско-российского центра по биологическим исследованиям и генной инженерии, предприятия по производству вакцин для борьбы с гриппом, компании по совместной разработке и производству новых тепловых труб, завода по выпуску беззубчатых редукторов нового типа. Нетрудно понять, о каком уровне технологий идет речь, как не сложно догадаться, что почти все преимущества от их применения получит КНР. Правда, пока программа не начала реализовываться. Как говорят специалисты, она была одобрена главами государств, но не подписана ими. А потому не имеет статуса документа, обязательного к исполнению. Зато есть целый ряд утвержденных властями КНР китайских программ, в которых прописано и будущее приграничных российских территорий.

Африканские страсти на Дальнем Востоке

Анализ ряда внутренних документов развития КНР, таких, как "Комплексный план оживления старой промышленной базы провинции Хэйлунцзян", "План развития приграничных зон сотрудничества провинции Хэйлунцзян", входящих в стратегический план возрождения Северо-востока КНР, дал ученым возможность предположить значительное увеличение объемов торговли между приграничными провинциями КНР и территориями российского Дальнего Востока. Только с провинцией Хэйлунцзян ежегодный рост объемов взаимной торговли может составить к 2015 году 25%.

В области сельского хозяйства в приграничных провинциях КНР запланировано значительное увеличение поголовья скота, урожая овощей и фруктов, создание специализированных производственных баз по переработке сельхозпродукции, главной целью производства которых станет экспорт в Россию.

Развитие получит взаимодействие в лесной отрасли. В целях снижения себестоимости лесоперерабатывающих производств власти КНР рекомендуют китайским предпринимателям, работающим на данном направлении, искать новые способы сотрудничества с Россией в области заготовки леса, чтобы сохранить свои производства. Впрочем, поддержка не ограничивается рекомендациями. По данным полпреда Президента в ДФО Виктора ИШАЕВА, после повышения пошлин на необработанную древесину и повышение цены на нее для китайских компаний власти страны создали ряд преференций в виде значительного снижения налоговой нагрузки, предоставления беспроцентных ссуд лесопромышленным предприятиям КНР, ориентированным на российское сырье. И планы развития не изменились: на приграничных с РФ территориях намечено создание промышленных баз по обработке леса на уровне лучших мировых стандартов, производству мебели, декоративных и строительных материалов, деревоплит и изделий из дерева на основе промышленных отходов.

Перспективы увеличения объемов строительных работ на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири дают возможность китайским властям развивать производство строительных материалов. Ожидается стимулирование деятельности китайских предприятий, занимающихся дробильно-размольным производством на территории РФ, поддержка российских компаний, закупающих цемент, произведенный в Муданьцзяне. Китайское руководство намерено всячески способствовать продвижению произведенных на северо-востоке республики цемента и стройматериалов в глубь территории России. А чтобы китайский продукт стал ближе к российским потребителям, в Амурской области планируется создание цементного завода.

В вопросе использования российских запасов полезных ископаемых и энергоресурсов китайским руководством ставится цель расширения финансового участия в проектах разработки энергетических ресурсов в России, увеличения инвестиционной активности на данном направлении путем привлечения крупных концернов Гонконга и Аомыня к сотрудничеству в реализации проектов на территориях Хабаровского края, Амурской области, Забайкалья. Российские электроэнергию, кремний, марганец, железо планируется применять для увеличения объемов производства в провинции Хэйлунцзян.

Использование российских сухопутных и речных транспортных путей должно обеспечить Китаю дополнительный выход к Тихому океану, а Транссибирской железной дороги – в западную часть страны и государства Европы. В связи с этим предполагается создание грузовых терминалов на реках Сунгари и Амур, строительство глубоководного порта в Фуюане, работающего по схеме река-море.

Таким образом, в течение ближайших 5-10 лет на китайской территории вдоль дальневосточной границы РФ будет создан пояс высокоэффективных перерабатывающих экспортных производств. При этом часть из них станет конкурировать с российскими предприятиями того же сектора. А если учесть стоимость факторов производства, налоговую и тарифную политику КНР, ориентированную на поддержку государственных интересов и отсутствие такой политики у РФ, можно ожидать усиления экономического давления на производственный сектор Дальнего Востока России с целью окончательного превращения макрорегиона в поставщика сырья для китайской промышленности.

Подобную политику привязки экономик неразвитых стран путем доступа к сырьевым ресурсам и создания серьезной зависимости от развития КНР власти Китая реализуют и в других регионах мира – Латинской Америке, Африке, Центральной Азии.

Впрочем, ученые-экономисты не видят трагедии в таком разделении специализаций, предполагая, что на данном этапе России будет сложно сразу организовать на Дальнем Востоке современные высокотехнологичные производства, выпускающие продукцию глубокой переработки, способную иметь такие конкурентные преимущества, которые позволят ей заставить потесниться на рынке предприятия Китая и других соседних стран. А потому сегодня начальная и средняя степень переработки или даже чистая добыча сырья будут хорошим стимулом развития Дальнего Востока, закрепления здесь населения, привлечения новых трудовых ресурсов.

Только России также нужна продуманная, комплексная государственная политика, использующая все механизмы прямой и институциональной поддержки дальневосточных территорий, позволяющая реализовывать свои планы, а не замыкаться на обслуживании чужих интересов. А насыщенность природными богатствами – эксклюзивное преимущество российского Дальнего Востока, за возможность использования которого в развитии собственного производства борются все пограничные страны, прежде всего Япония и Республика Корея, которые также не собираются мириться с ростом зависимости России от КНР.

Космические перспективы Страны восходящего солнца

По итогам первой половины 2010 года Страна восходящего солнца стала вторым торговым партнером российского Дальнего Востока, заняв долю во внешнеторговом обороте в 24,7% и пропустив вперед только КНР.

Основными торговыми партнерами Японии на Востоке России в течение длительного периода являются Сахалинская область, Приморский и Хабаровский края. В 2009 году доля Сахалинской области составила 82%, Приморского края – 11%, Хабаровского края – 4%.

Главными статьями экспорта в Японию являются углеводороды, рыба и лес. Нефть и газ занимают около 80% стоимости внешнеторгового оборота Японии и дальневосточных территорий. И они уже принесли немалую пользу экономике островного государства, снизив чрезмерную зависимость от поставок нефти с Ближнего Востока до 85% к началу 2009 года.

Экспорт древесины традиционно составлял значительную долю вывоза дальневосточных территорий в Японию. Еще в 2007 г. стоимость экспорта лесной продукции составляет $366,5 млн, а ее доля в общем экспорте 23,6%. Однако введение повышенных экспортных пошлин на необработанный лес, который составлял основную часть лесного экспорта, привело к резкому сокращению объемов вывоза древесины в Японию и уменьшению доли этой товарной позиции в общем экспорте дальневосточных территорий в эту страну. В 2009 году стоимость экспорта лесоматериалов в Японию сократилась на 67% по сравнению с 2008 годом и составила $52 млн (1,4% от общей стоимости дальневосточного экспорта в этом году). Вместе с тем, успешная реализация проекта по производству шпона и пиломатериалов на базе партнерства российского предприятия "Тернейлес" и японской компании "Сумитомо сёдзи" показала, что позиции лесной отрасли в торговле дальневосточных территорий с Японией могут быть восстановлены и что у товаров совместной лесопереработки есть шанс пробиться даже на японский рынок, отличающийся повышенными требованиями к качеству продукции.

Стоимость импорта территорий Дальнего Востока из Японии в 2009 году составила $488 млн, что в 5,5 раза ниже уровня 2008 года. К такому результату привело сокращение в 14,4 раза импорта легковых автомобилей, в 16,5 раза кузовов для автомобилей, грузовых автомобилей – в 9,4 раза. Причиной значительного сокращения импортируемых автомобилей стали запретительные пошлины, которые были введены 12 января 2009 года с целью защиты работающих в России автопроизводителей.

В 2009 году в дальневосточные субъекты Российской Федерации поступило $2 млрд 661 млн инвестиций из Японии, что в 4 раза превысило уровень 2008 года. Доля Японии в общем объеме иностранных инвестиций, поступивших на Восток России, составила 30%. В 2009 году Япония вышла на первое место по объему вложенных средств в дальневосточную экономику России. Эти инвестиции пошли на обслуживание завершения работ по запуску в эксплуатацию завода по сжижению природного газа в п. Пригородное Сахалинской области. В ближайшие годы ожидается снижение поступлений японских инвестиций, что связано с завершением процесса инфраструктурного обустройства проектов "Сахалин-1" и "Сахалин-2", в которых принимают участие японские компании. Обеспечение текущего процесса добычи нефти и природного газа на месторождениях в рамках этих проектов уже не требует значительных капиталовложений, а освоение проектов "Сахалин-3", "Сахалин-4" еще не началось. Тем не менее перспективы инвестиционного сотрудничества с Японией весьма обширны.

В лесном секторе Дальнего Востока будет продолжено развитие лесоперерабатывающих мощностей. В ряде территорий уже запланировано создание крупных производств, центров лесопереработки в Приморском, Хабаровском краях, Амурской области. Будет явный просчет со стороны японских компаний, если они позволят дальневосточной лесопереработке развиваться только на китайских, корейских, финских технологиях.

В направлении использования рыбных ресурсов планируется возможность сотрудничества с японской стороной в процессе воспроизводства лососевых и осетровых пород рыб, а также развитие совместных проектов по переработке рыбы и морепродуктов.

Развитие энергетической инфраструктуры ДФО представляет собой одно из самых перспективных направлений сотрудничества территорий Дальнего Востока и Японии. В качестве основных задач развития дальневосточной энергетики рассматриваются экспорт электроэнергии в страны СВА и повышение энергоэффективности системы энергообеспечения, в том числе в результате сотрудничества с японской стороной по использованию современных энергоэффективных технологий. Первым примером такого взаимодействия является осуществляемый российским предприятием "РусГидро" и японскими компаниями "Джэй пауэр", "Мицуи буссан" проект строительства на острове Русский ветроэлектростанции мощностью 40 мВт.

Агентство природных ресурсов Японии в 2008 году достигло договоренности с ОАО "Газпром" о проведении совместных исследований проектов строительства на мелких и средних месторождениях природного газа на Дальнем Востоке и в Сибири газохимических заводов. В том же году агентство заключило соглашение с ОАО "Роснефть" о проведении регулярных консультаций по вопросам совместной разработки нефтяных месторождений в Сибири и на Дальнем Востоке, а также о сотрудничестве в строительстве на Дальнем Востоке новых нефтеперерабатывающих заводов. В последнее время обозначился интерес японской стороны к предоставлению российской стороне новых технологий в сфере энергетики, таких как производство моторного топлива на основе диметилэфира и получение жидкого моторного топлива из каменного угля.

Новым направлением инновационного сотрудничества с Японией может стать начинающееся строительство в Амурской области космодрома "Восточный". Основанием для него является соглашение о сотрудничестве в области освоения космического пространства, заключенное между Россией и Японией в 2009 году. Предполагается, что японские компании могут принять участие в строительстве ряда инфраструктурных объектов этого комплекса, а также в реализации научно-исследовательских проектов в сфере освоения космического пространства, которые будут осуществляться запусками с космодрома начиная с 2018 года.

Энергетический голод Cтраны утренней свежести

Республика Корея – третий по объемам внешнеторгового взаимодействия партнер российского Дальнего Востока. В первой половине 2010 года ее доля во внешнеторговом обороте отечественного макрорегиона составила 22,7%.

До 2007 года в экспорте в Страну утренней свежести преобладали две товарные группы: рыба и морепродукты, черные металлы. С 2007 года товарная структура дальневосточного экспорта претерпела некоторые изменения – в связи с выходом на плановую мощность нефтегазовых проектов в Сахалинской области значительно увеличились поставки нефти на корейский рынок. В итоге к 2008 году корейский рынок стал главным потребителем дальневосточной продукции (37,5% объема экспорта). Почти 90% экспорта в корейском направлении представлено нефтью (77,4%) и рыбопродукцией (12,7%). Всего же на рынок Республики Корея ориентировано 54,3% дальневосточного экспорта сырой нефти, 45% – рыбопродукции, 13,2% – нефтепродуктов и около 6% лесотоваров. Для сравнения: в структуре дальневосточного экспорта в Корею в 1993 году примерно 50% приходилось на долю рыбопродукции, 20% – лесных товаров, 13,8% – топливно-энергетических товаров и 11% – черных металлов.

Претерпела изменения и структура импорта из Республики Корея. Корейские товары народного потребления не без помощи серых схем приграничной торговли проиграли в цене китайскому ширпотребу и были вытеснены с российского дальневосточного рынка. Зато с 1% в 1993 году до 24% в 2008 году возросла доля импорта химической промышленности. В целом же в импорте превалирует продукция машиностроения. Хотя доля Южной Кореи в общем объеме дальневосточного импорта в первой половине этого года составила только 9,8%.

Почти вся торговля Дальневосточного региона с Республикой Корея ограничена лишь несколькими субъектами Федерации: Сахалинской областью (73%), Приморским (13%), Хабаровским (7%) и Камчатским (6%) краями.

По сравнению с экспортной торговлей, инвестиционное сотрудничество Дальнего Востока России с Республикой Корея всегда было более чем скромным. Несмотря на некоторый рост корейских инвестиций в дальневосточную экономику, который наблюдался с 2006 года, их доля в общем объеме мизерна – менее 1% на 2009 год. Все инвестиции из Республики Корея в дальневосточную экономику к 2009 году были локализованы в пяти регионах: Сахалинская область (52,8%), Камчатский (21,6%), Хабаровский (12,5%) и Приморский (6,7%) края, Якутия (6,4%). Практически все корейские деньги сосредоточены в секторе добывающих производств, а также в геологоразведочных, геофизических и геохимических работах в области изучения природных недр.

Значительные перспективы сотрудничества РФ и РК на Дальнем Востоке связаны с проектами развития энергетики. Южная Корея рассматривается Россией в качестве одного из ключевых партнеров энергетического сотрудничества в АТР, что объясняется заинтересованностью самой Кореи в поставках топливно-энергетических ресурсов, возможностью формирования совместной энергетической инфраструктуры, наличием у страны необходимого капитала для реализации совместных проектов, геополитическим контекстом, обусловленным общей заинтересованностью в стабилизации обстановки на Корейском полуострове.

Республика Корея характеризуется довольно низкой обеспеченностью топливно-энергетическими ресурсами, потребность в которых она вынуждена покрывать за счет импортных поставок – зависимость страны от импорта энергоресурсов составляет более 95%. Вследствие территориальной близости, избыточности энергетических ресурсов, Дальний Восток России является для Республики Корея одним из наиболее перспективных районов мира с точки зрения сотрудничества в области энергетики. В настоящее время в дальневосточных регионах России находятся в стадии проработки и реализации различные по масштабам проекты в области энергетического сотрудничества, в которых выделяются три основных направления: нефтегазовый сектор, добыча угля и поставки электроэнергии.

Как указывают прогнозные оценки, к 2030 году Корея станет потребителем порядка 23% объема сырой нефти (в 2010 г. – 18%), которая будет поставляться Россией на рынок АТР, и около 30% – собственно дальневосточной нефти (в 2010 г. – 22%). А в потреблении газа доля РК к 2030 году составит до 17% российского экспорта на тихоокеанском направлении, причем его объем по сравнению с 2010 годом возрастет в 13 раз. Впрочем, ученые уточняют, что данные прогнозы не претендуют на роль окончательного вердикта, поскольку вполне вероятно вхождение корейских компаний в качестве полноправных участников в новые и уже существующие нефтяные и газовые проекты на Дальнем Востоке, что, в свою очередь, может повлечь увеличение поставок на корейский рынок.

В отличие от нефтегазового сектора, сотрудничество в угольной промышленности выглядит скромнее. Это объясняется тем, что уголь обеспечивает лишь 20% от общего потребления первичной энергии в Республике Корея. Перспективы экспорта угольной продукции с Дальнего Востока в Республику Корея главным образом связаны с удовлетворением нужд корейской металлургической промышленности. Существенный прирост экспорта дальневосточного угля на корейский рынок может быть связан с освоением Эльгинского месторождения высококачественных коксующихся и энергетических углей Южно-Якутского бассейна. Оценка потенциала сбыта эльгинского угля указывает на возможность его размещения на рынке стран АТР в следующих объемах: до 12 млн т энергетического угля и до 8 млн т коксующегося угля в год. На сегодня имеются заявки от корейских и японских металлургических компаний на долговременные поставки данного продукта в объемах до 6 млн т в год. Помимо экспорта угля с Эльгинского месторождения, на высоком уровне могут также поддерживаться существующие поставки нерюнгринского угля. Совместная российско-корейская компания "Эреал" занимается разработкой битуминозного угля на Эрелском месторождении в Нерюнгри, общие запасы которого оценены в 236 млн тонн.

Кроме того, Республика Корея входит в первую десятку лесных импортеров мира. Корейский лесной рынок на 95% зависит от импорта. Ежегодный импорт круглого леса составляет 1-2 млн м3, пиломатериалов – 1-2, щепы – 8-9 млн м3. Республика Корея стремительно наращивала темпы импорта дальневосточной древесины примерно до 2001 года, после чего наступила стабилизация, а после 2003 года – падение. К 2008 году доля лесотоваров в экспорте Дальнего Востока в Корею сократилась до 1,4% (с 11,4% в 2006 году). Причиной снижения явилось повышение таможенных пошлин в России, что привело к переориентации корейского рынка на новозеландскую древесину, увеличению потребления корейским рынком лесоматериалов из КНР, выработанных на российской древесине.

Важной и социально значимой отраслью экономики Республики Корея является рыбное хозяйство. На протяжении текущего десятилетия Корея постоянно наращивает импорт рыбы и морепродуктов. Россия входит в число основных поставщиков продукции морского промысла в страну. В 2008 году Камчатский край – главный из российских регионов торговый партнер РК по поставкам рыбы и морепродуктов – экспортировал на корейский рынок данной продукции на сумму более $300 млн. Однако в перспективе тенденция к увеличению ее доли будет ограничиваться растущей конкуренцией за потребление продукции российского рыбного комплекса со стороны Японии и КНР.

К концу 2000-х годов стала наблюдаться активизация корейских деловых кругов по созданию долгосрочного сотрудничества с Россией в области сельскохозяйственного производства на Дальнем Востоке. Южнокорейская компания Hyundai Heavy Industries приобрела 67,6% акций предприятия "Хороль зерно", которое владеет 10 тыс. га земли в Приморском крае (в 170 км к северу от Владивостока). Вложив в сделку $6,5 млн, компания планирует к 2014 году производить 60 тыс. т кукурузы и сои в год. Кроме того, Hyundai Heavy инвестирует еще $9 млн, чтобы увеличить посевные площади с 10 тыс. до 50 тыс. га к 2012 году. Предположительно, большая часть урожая кукурузы и сои будет реализовываться в Республике Корея. Однако в этом случае возможно возникновение проблем с доставкой урожая, поскольку в портах на Дальнем Востоке нет зернового терминала. Логично предположить, что Hyundai Heavy может инвестировать и в строительство терминала.

Двустороннее движение

Подводя общий итог перспектив расширения сотрудничества со странами СВА, можно сделать однозначный вывод, что все соседние страны заинтересованы в Дальнем Востоке, прежде всего как в поставщике ресурсов для развития экономик этого быстрорастущего мирового региона. А конкуренция между ними дает России неплохой шанс отстаивать свои интересы при формировании планов сотрудничества. Россия в СВА стоит на перекрестке трех дорог и вполне может организовать по ним двустороннее движение, приносящее максимум выгод.

Правда, сделать это можно только при наличии комплексной политики, опирающейся на господдержку российских предприятий, на создание системы преференций, которые в сумме с перечнем необходимых ограничений и дадут возможность осуществления перехода к эффективному использованию природных богатств Дальневосточного региона. Только так можно обеспечить здесь рост промышленной базы, социального благополучия местного населения и в конечном счете – выполнение роли одного из локомотивов экономического развития России, которую восточным регионам отводят стратеги партии власти и Правительства РФ.

Автор:
Теги:




Новости партнеров





Новости тематики





Новости раздела








Комментарии

  • Правила пользования функцией «Комментарии» на сайте Zrpress.Ru
  • Запрещается:
    1. Нецензурная брань.
    2. Личные оскорбления в любом виде.
    3. Высказывания расистского толка, призывы к свержению власти насильственным путем, разжигание межнациональной розни.
    4. Проявления религиозной, расовой, половой и прочей нетерпимости или дискриминации.
    5. Публикация сообщений, наносящих моральный или любой другой урон любому лицу (юридическому или физическому).
    6. Использовать в имени (нике) адреса веб-сайтов, грубые и нецензурные выражения.
    7. Совершать любые попытки нарушения нормальной работы функции «Комментарии» и сайта.
    8. Осуществление прямой рекламы в сообщениях.
    9. Помещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, а также нечестные приемы ведения дискуссий.
    10. Мнения авторов комментариев может не совпадать с мнение авторов материалов и администраторов сайта. Администраторы имеют право удалить, отредактировать, перенести или закрыть любое ваше сообщение в любое время по своему усмотрению. Оставляя сообщение в «Комментариях», будьте взаимно вежливы и культурны, старайтесь не нарушать установленный порядок.

 

Авторизация:


Анонимно
Авторизовано
E-mail:
Пароль:
Loading...

MarketGidNews